Максим Бардин

Важно, чтобы в дискуссионных мероприятиях, организуемых НКО, принимали участие эксперты, знающие проблемы изнутри


Михаил Контарев

Для успешной реализации национальных проектов необходимо консолидировать потенциал всех некоммерческих организаций.

Сергей Липовой

Председатель Президиума Общероссийской организации «Офицеры России», Герой России

По-настоящему сильным и независимым может быть только то государство,  гражданское общество в котором – сильное и независимое

Илья Зотов

Председатель Общероссийского объединения пассажиров

Нужно дать возможность НКО свободно работать и развиваться, для этого важно создать «одно окно» при взаимодействии с органами власти

Николай Махутов

Председатель Международного союза бывших малолетних узников фашизма

Добиваться соблюдения прав людей – задача каждой некоммерческой общественной организации

Екатерина Абрамова

Председатель правления межрегиональной общественной организации «Москва 2024»

Региональные НКО должны активнее участвовать в законотворческой деятельности

Олег Валенчук

Председатель Общероссийской общественной организации «Союз садоводов России»

Всесторонняя поддержка социально ориентированных НКО – важнейшая задача государства

Иван Мечишев

Президент Федерации силового многоборья, член Высшего совета Общероссийского движения «СИЛЬНАЯ РОССИЯ»

Люди неравнодушные и деятельные, гражданские активисты, способны менять мир вокруг к лучшему

Эксперт квалифицировал наркотизацию как новый уровень социальных отклонений

Наркотизация указывает на переход социальных отклонений на новый опасный уровень. Так квалифицировал это явление член регионального Исполкома Общероссийского движения «Сильная России» в Республике Карелия, член общественного совета при ГУ МЧС России по Республике Карелия, член Экспертного совета Общероссийского движения «Сильная Россия» и Рабочей группы Координационного совета некоммерческих организаций (КС НКО) России по профилактике наркотической угрозы, полковник полиции в отставке Вадим Измайлов.

Эксперт прокомментировал проект Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации на 2021 – 2030 гг., который ранее стал предметом обсуждения на заседании профильной рабочей группы КС НКО.

«На фоне известных событий общественные слушания по проекту Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации на 2021 – 2030 гг. несколько отошли на второй план. Между тем, данный документ не теряет своей актуальности, учитывая то обстоятельство, что потребление наркотиков, как правило, «венчает» пирамиду девиаций молодёжи. Несмотря на ряд очевидных достоинств, Стратегия все-таки делает определённый шаг назад в сравнении с предыдущей версией», — отметил Измайлов.

«Во-первых, за время действия предыдущей Стратегии был выработан пакет мер, направленных на раннее выявление наркопотребителей и побуждение таких лиц к обращению за медицинской помощью. Одновременно были усложнены механизмы диагностики и постановки таких граждан на учёт. Как следствие, задуманный, безусловно, как действующий инструмент выявления наркопотребителей, фиксирующий последующие этапы социальной реабилитации, механизм так и не заработал.

Также остаётся нерешённым вопрос о правовых основаниях передачи из медицинских учреждений в правоохранительные органы информации о доставленных пациентах, имеющих признаки употребления наркотиков. О самом факте выезда медиков или поступлении больного полиция уведомляется, а вот о том, подтвердился ли факт употребления наркотиков, медицинская организация в ряде ситуаций сообщать не обязана. У самой больницы и вовсе нет прав проводить медицинское освидетельствование на предмет употребления наркотиков.

Между тем, в СМИ периодически публикуются релизы о том, как существенно улучшились те или иные наркопоказатели по сравнению с 2016 годом. Цель очевидна: всеми силами доказать правильность ликвидации ФСКН и эффективность нового формата антинаркотической политики без данной структуры.

Вполне закономерно, что исследования РАН о том, что с 2013 по 2018 годы потребление наркотиков только увеличивается несмотря на снижение официальных показателей наркотизации, на проект новой Стратегии влияния не оказали. Новая Стратегия консервирует данные противоречия до 2030 г.

Во-вторых, десятилетиями тиражируется тезис об «омоложении» наркопотребления. Судя по времени его использования, возраст первых проб должен иметь отрицательные значения. Однако новая Стратегия не направлена на создание условий для специализированной наркологической помощи несовершеннолетним. Заметим, получателем данной помощи должны быть семья и ближайшее окружение несовершеннолетнего.

Что говорить, если один из авторов действующего Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», заместитель ГУБНОН МВД РФ, к.ю.н. Б.Ф.Калачёв ещё в начале 90-х гг. обращал внимание на казус, когда перинатальная служба не имеет доступа к информации к наркологическому учёту, и, наблюдая беременность, врачи могут не подозревать, что будущая мама — наркоманка. А как это отражается на ребёнке? Кто помогает такому ребёнку? Прошло 30 лет, а новая Стратегия существенно ничего не меняет в данной области.

В-третьих, справедливо отмечаемый пробел в части отсутствия понятия «социальная реабилитация» в новой Стратегии логически вытекает из ранее указанных проблем. Без создания безусловно действующего межведомственного регламента работы социальная реабилитация воспринимается как довесок, нагрузка.

Наконец, хотелось бы закрепить направленность на вытеснение из информационного пространства наркокультуры. Известные ограничения в виде ст.7 Федерального закона «О рекламе» и ст. 6.13 КоАП РФ явно недостаточны. Ни под какой запрет не подпадают сегодня сцены употребления наркотиков в художественных фильмах и целые киносаги, героями которых являются наркоманы. Молодёжь зачитывается книгами, авторы которых открыто признают, что сюжеты своих романов черпают в наркотических галлюцинациях и т.д. Именно проникновение наркообразов в публичное пространство, в молодёжную субкультуру служит снятию психологических барьеров перед наркотиками, подготавливает к пробам наркотиков.

Хочу подчеркнуть: наркотизация — своего рода социальное диссидентство, качественный этап девиации,  отклонений от нормального общественного поведения, фактически подготовленный пробами табака, алкоголя и сопряжённый с иными социальными девиациями», резюмировал Вадим Измайлов.

Обращаю внимание местных властей: нужно опираться на гражданскую активность, вместе с общественными палатами создавать благоприятные условия для работы НКО в социальной и других сферах

России нужны тысячи организаций, которые готовы брать на себя ответственность, выступать надежным партнером государства в социальной сфере

ОПРОС

Знаете ли Вы о деятельности НКО в Вашем регионе?

  • Нет, я ничего не знаю о таких организациях
  • Я что-то слышал о таких организациях
  • Да, я лично сталкивался с деятельностью НКО

Загрузка ... Загрузка ...